Связь в Лодзинской операции

После поражения австро-германской армий в Варшавско-Ивангородской русское командование решило начать наступления в глубь Германии на фронте 250 км четырьмя армиями: 2-й и 5-й армиями Северо-Западного фронта, 4-й и 9-й армиями Юго-Западного фронта. С севера операция поддерживалась наступлением 10-й и 1-й армий в Восточную Пруссию, а с юга ─ 3-й и 8-й армий к Карпатам.

Русское командование начинало операцию по плану, не отвечающему обстановке. Одиннадцать корпусов должны были наступать растянутым фронтом к границам Силезии и Познани, тогда как над правым флангом русских войск обозначался из района Торно мощный удар. В плане не нашли также отражения вопросы материального обеспечения, в то время как войска находились в трудном положении (недостаток в боеприпасах, продовольствии и фураже).

Особо отрицательную роль играло несоблюдение мер скрытого управления войсками. Телеграммы, передаваемые по радио, как правило, не были зашифрованы и регулярно перехватывались немцами. Это позволяло противнику хорошо знать обстановку, точное расположение русских соединений и частей и их предполагаемые действия.

Недооценка вопросов скрытности привела к тому, что противник раскрыл замысел предстоящих действий и решил захватить инициативу и вклиниться своей 9-й армией между 1-й 2-й русскими армиями с целью окружения 2-й армии.

Раскрытие намерений русского командования посредством расшифровки радиограмм значительно облегчало противнику ведение операции.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector