В данном случае пропозиции ограничены отношениями субъекта и предиката, причем вторая отражает отрицательный вариант первой

         В данном случае пропозиции ограничены отношениями субъекта и предиката, причем вторая отражает отрицательный вариант первой. Интересным представляется то, что на место субъекта помещено не лицо, не организация, которая могла бы рассматриваться как совокупность людей, выполняющих какую-либо деятельность, даже не животное, не растение, не стихия и не инструмент, который мог бы рассматриваться как артефакт, провоцируемый субъектом для самостоятельного совершения действия [Евдокимова 1997: 44]. На место субъекта помещается позитивно либо негативно расцениваемый результат действия какого-либо лица, затратившего определенные средства. Успешность предпринятой деятельности переносится на инструмент и процесс (расходы), которые наделяются качествами субъекта через особую форму глагола – возвратную, семантическое наполнение которого теряется при попытке удалить компонент обратимости действия на указанный субъект, при перемещении субъект в позицию «результата». Таким образом, «субъект-агенс» ускользает от ответственности, перелагая ее на «субъект-результат».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector