догматический текст

Само понятие «догматический текст» оказывается, таким образом, относительным; особый статус «священной книги» по-лучают для разных референтных групп разные источники («Биб-лия Мао» периода китайской культурной революции).
Существование авторитетной функции цитаты, а не автори-тетных текстов может быть доказано и с лингвистических пози-ций. Гоготишвили, анализируя лингво-философскую концепцию Бахтина, приходит к следующим выводам: «Абсолютное «я» и абсолютная всеобщность не имеют реальных лингвистических форм для своего проявления. В тексте вычитывается не позиция «все», а позиция «мы»… Та смысловая позиция, которая мыслит-ся и постоянно воспроизводится при восприятии догматических текстов (их цитировании, комментарии или развитии) предпола-гает не реальный факт абсолютной всеобщности этой позиции, но лишь модальность ее абсолютного долженствования, а это уже момент авторского или читательского замысла догматиче-ского текста, а не его реальный показатель по шкале диапазона причастности. Это модус , а не субстанция» . Само понятие «догматический текст» оказывается, таким образом, относитель-ным: «Потенциально возможен… язык языков, но невозможен текст текстов» .
Объяснимо, почему у авторов, представителей европейской культуры, на роль догматического текста выдвигается прежде всего Библия. Не столь очевиден случай с античным классиче-ским эпосом, который в XVIII веке «во многом как бы замещает авторитет Библии и усваивает многие ее функции» .

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector