Чем старше возраст, тем чаще обоснование агрессии декларируется (мотивируется) как необходимость

Мотивы совместной деятельности в этих группах чаще всего заключается в стремлении “не быть как все, а быть лучше других”. Отсюда и противопоставление себя другим, аморальное поведение, выражающееся в пьянстве, разврате, совершении незначительных правонарушений, стремлении вести праздный образ жизни. Этому способствуют и ярко выраженные групповые нормы и ценности. Каждая группа отстаивает свои “законы”, нормы и ценности. Кто нарушает их, тот изгоняется из группы. “Своих” везде узнают и поддерживают, “чужих” изгоняют, их преследуют, если необходимо и расправляются.
Типичными правилами поведения являются:
— Я и моя группа — самые лучшие. Кто в этом сомневается, тот враг (правило амбиции).
— Если есть возможность продемонстрировать свою силу, не упускай ее (правило силы).
— В столкновении с другими группами должны участвовать все (правило круговой поруки).
— Проявляя жестокость по отношению к “чужим”, ты не даешь оснований сомневаться в твоей силе и преданности “своим” (правило отвода агрессии) и др.
Чем старше возраст, тем чаще обоснование агрессии декларируется (мотивируется) как необходимость “непримиримой борьбы с проводниками определенных идей и образцов поведения”. Причем, реализация этой декларации осуществляется с помощью насильственных акций, включая избиения, грабежи, групповые драки и т.п. В данной социальной нише оказались молодые люди с различными ориентациями. Началом современного этапа ее развития можно считать деятельность групп 50-х — начала 60-х годов, боровшихся с молодежной преступностью, а заодно и со “стилягами” и прочей “плесенью”. В конце 70-х годов “борьба за идею” возродилась в деятельности отряда “Березка”, который например, прикрываясь флагом “борьбы с хиппи и другими проводниками буржуазной морали”, быстро переродился в преступную группу. Данная форма агрессивной самодеятельности еще более заметно проявила себя в 80-е годы. Группы “чистильщиков”, “дворников”, “ремонтников” активно “боролись” с хиппи, панками и прочими “волосатиками”, сочетая избиения с отбиранием «идеологически вредных предметов».
В сфере реализации агрессивных форм группового поведения, прикрываемых идеологическими обоснованиями, возникают новые виды групп. Появились разновозрастные и разнородные группы — носители идей неофашизма, автократии, шовинизма, национализма всех оттенков. Ударную силу подобных групп составляют, по большей части, молодые люди в возрасте от 15 до 18 лет. Культ сильной личности (как составной элемент сильной власти), военная униформа, конспиративная атмосфера и ощущение сопричастности простой и понятной идее, делают данные группы особо привлекательными для тех, кто “перерастает” примитивную форму агрессивного самовыражения, при этом нуждается в более сильных покровителях.
3. Неустойчивые криминальные или антиобщественные группы. К данному типу можно отнести группы хулиганов, воров, насильников, бродяг, наркоманов, токсикоманов и др. в состав которых входят несовершеннолетние правонарушители. Наиболее типичными преступлениями этих групп являются: кражи-86,4%, хулиганство-79,8%, грабежи-27,5%, телесные повреждения-25,3%, разбойные нападения-18,4%, изнасилования-14,3%, другие преступления-10,5%.
Почти все члены группы курят, употребляют спиртные напитки, многие употребляют наркотики, в прошлом были токсикоманами. Их речь засорена жаргоном, “блатными” словами и выражениями, почти все имеют татуировки. Высока криминогенная зараженность членов групп. В инспекции по делам несовершеннолетних стоят 54.2% подростков, ранее судимы -29,1%, остальные 16,7% характеризуются крайне отрицательно и находятся на учете у администрации школ, ПТУ, производственных коллективах.
В этих группах существуют четкая организационная структура. Выделяется лидер и ядро группы, сплачивающие вокруг себя остальных членов. Имеется распределение прав и обязанностей, строго соблюдаются внутригрупповые “законы”, нормы и традиции. Особое значение имеют те нормы, ценности и атрибуты, которые оправдывают преступный характер деятельности и обеспечивают единство в достижении криминальных целей. В криминальной идеологии асоциальных групп несовершеннолетних и молодежи самооправдание проявляется в перемещении центра тяжести с неправомерных действий на мотивацию допущения правонарушений.
В связи с этим наблюдается определенная подготовленность к совершению правонарушений и преступлений, разработка планов “операций”, распределение обязанностей и т.д. Эффективность и результативность преступного умысла зависят от типа группы, состава преступления и уровня сплоченности группы. Состав преступлений характеризуется видовой сплоченностью, типичной для данных групп. Так группы воришек более организованны и сплоченны, по сравнению с группой хулиганов. В группах хулиганов преступный умысел возникает внезапно, в то время как у группы воров, наркоманов планы преступных “операций” разрабатывают заранее. Но и они проявляют относительную устойчивость и сплоченность только до совершения преступления. После совершения преступления такие группы быстро распадаются, а затем возникают вновь. В случае разоблачения, они, как правило, теряют свою сплоченность и устойчивость. Без группы, без единомышленников подростки-правонарушители себя не мыслят. Уровень групповой приемлемости носит личностно-групповой характер. Движущими мотивами групповой деятельности являются, прежде всего, личная заинтересованность — “все только для себя”. В то же время выделяется и другой мотив: все члены группы не хотят отставать от других, а хотят быть наравне со всеми.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector