ОТЗЫВ ОФИЦИАЛЬНОГО ОППОНЕНТА о диссертации Хафизовой Ольги Ильдусовны «Концепты «любовь» и «работа» в языковой картине мира (на материале китайского и русского языков)», представленной на соискание ученой степени доктора филологических наук по специальности 10.02.19 – теория языка

         Новизна полученных соискателем О.И.Хафизовой результатов не вызывает сомнений. Новыми являются  выявленные на материале словарей и в процессе психолингвистических экспериментов и описанные совпадающие / несовпадающие признаки ядра и периферии концептов «любовь» и «работа» в сознании носителей неблизких языков. Эти концепты, будучи центральными фрагментами картин мира, тем не менее существенно различаются спецификой внутриязыковых признаков. Также новыми являются результаты сравнения ассоциативных полей рассмотренных концептов и выявленные закономерности в использовании стратегий идентификации пословно переведенных устойчивых выражений.

Выводы, сделанные в работе, являются достоверными, чему способствовал хорошо обоснованный инструментарий исследования. В нескольких параграфах обоих глав представлены как общие понятия (концепт, картина мира), так и частные, связанные с типами фразеологизмов, типами психолингвистических экспериментов и т.д.

Следует также сказать и об адекватности методов, примененных в работе. Лексико-семантический и описательно-сопоставительный методы (при анализе фразеологизмов) и направленный когнитивный эксперимент, прямой и отсроченный ассоциативные эксперименты  при определении особенностей функционирования концептов и определении национальной специфики фразеологизмов использованы вполне корректно.

Достоверность выводов обеспечивается также базовыми положениями, из которых исходит автор: понимание картины мира как сложного и многомерного образования, а языковой картины  мира как содержащей образ мира, существенные черты которого выделяются с позиций человека и его интересов, а также разграничение наивной и научной картин мира как порождаемыми разными уровнями сознания, трактовка концепта как  инструмента «раскрытия внутреннего единства и структурированности лексико-фразеологической и синтаксической систем языка, а также инструментом объяснения и углубленного описания семантики языковых единиц», пониманием  психолингвистического эксперимента как контролируемого наблюдения, происходящего в искусственных условиях изменения факторов и т.д.

Выводы, касающиеся уменьшения сополагающих смыслов и семантических компонентов концепта «любовь», а также специфики комбинаторики признаков этого  концепта в китайском, выводы относительно совпадающих и несовпадающих семантических признаков, а также вывод о том, что базовые содержательные компоненты языковой картины мира, репрезентированные вербально у китайцев и русский значительно различаются и др. сделаны благодаря применению сведений различных словарей, в том числе и Словаря древнекитайского языка.

Очевидную трудность пришлось преодолеть автору в процессе согласования несовпадающего терминологического аппарата двух языков в области фразеологии. Широкое представление о фразеологии обеспечивает необъятность материала, при этом увеличивает перечень оснований классификации, устраняет четкость этих оснований и, как нам представляется,  затрудняет исследование. Но именно китайский материал (нечеткие различия между чэньюй, шуюй,  гуаньюнъюй) оправдывает такое решение.

            Наиболее общее положение 1 о том, что концепты «любовь» и «работа» – сложное переплетение когнитивных, нравственных, общекультурных и национально-специфических признаков – занимают важное место в языковой картине мира носителей китайского и русского языков», получило обоснование в первой и второй главах работы. Обоснованию положения 1 способствовало и использование именно разнородного материала: данных словарей и данных  психолингвистических экспериментов.

Положение 2 о наличии частичной межъязыковой соотносимости признаков концептов «любовь» и «работа» и одновременно с ней значительной внутриязыковой специфичности, а также Положение 3 о том, что специфика репрезентации концептов «любовь» и «работа» проявляется в качественном и количественном несовпадении ассоциативных полей, что отражается в различной представленности ядра и периферии в китайском и русском языках, также убедительно обоснованы. Для чего автором была проведена подробная классификация фразеологического материала.  Выявленные конкретные ядерные и многочисленные разнообразные периферийные признаки  концептов – существенный результат исследования О.И.Хафизовой.

Обобщения, сделанные  в диссертации относительно национальной специфики концептов «любовь» и «работа», являются результатом кропотливого сопоставления и представляют несомненный научный интерес.

Описание доминант, выделенных автором для сравнительной характеристики концептов «любовь» и «работа» на основании анализа их репрезентации, а также выводы о фундаментальности этих концептов в русской и китайской языковых картинах, об идиоэтнической комбинаторике признаков, об обусловлененности проявляемых концептуальных признаков доминантами поведения и системами общественных ценностей, и (при этом наличии некоторой общности  лексикографических признаков) о несовпадении сущностных признаков концептов и о специфике их экземплификации в русском и китайском языках представляется убедительным.

         Положение 4 о различии в степени распознавания инокультурных фразеологизмов и положение 5 о различии в стратегиях толкования (китайской опоре на внутреннюю форму и русской опоре на общее значение) при группировке иноязычных фразеологизмов  автор обосновывает во второй главе с помощью интерпретации психолингвистического эксперимента, для чего в параграфах 2.1.-.2.3. вырабатывается (как и для работы с материалом словарей) соответствующий инструментарий.

Прямой и отсроченный эксперименты, организованные  автором для установления ближайшего, поверхностного в оперативной памяти и глубинного в долговременной памяти содержания концептов, проведены корректно, с необходимыми предварительными процедурами.

Нам представляется, что результаты ассоциативных экспериментов настолько существенны, что могли бы быть отражены в отдельных положениях. Например, сведения о доминировании когнитивных признаков в содержании ассоциативных полей стимулов «любовь» и «работа» (в частности доминирование когнитивного признака «материальных средств» у русских и «усердия» у китайцев).

Несомненно, важными, в том числе и имеющими практическую ценность, считаем результаты типологии ассоциативных реакций и характеристики основных стратегий ассоциирования. Любопытно, а как автор разъясняет различие в стратегиях китайских и русских реакций? Не является ли преобладание той или иной стратегии  результатом постановки вопроса, задания и самой организации эксперимента?

Интересны результаты отсроченного ассоциативного эксперимента, в частности выводы о совпадении ядерных содержательных признаков концептов «любовь» и «работа» у китайцев и русских;  о большей вариативности русских реакций на стимул «любовь», о наличии ориентации в реакциях китайцев на брак и семью. Представляется верным вывод автора о том, что специфическая трактовка китайцам феномена «работа» связана с влиянием конфуцианства.

Важным элементом описания экспериментальных данных является сопоставление результатов прямого и отсроченного экспериментов. Чем подтверждается, например, разнородность понятийных ассоциаций русского и китайского ассоциативного сознания.

В процессе описания результатов экспериментов О.И.Хафизова делает ряд ценных замечаний: о причинах качественного и количественного различия реакций, в частности, об уменьшении реакций за счет сокращения числа актуальных лексико-семантических вариантов (с.136), о ситуациях, когда дословный перевод выводит на прямо противоположные значения (с.141), о том, что стратегии опоры на общее значение фразеологизма и процесс типизации становятся источником неразрешимых сложностей для субъекта, ведя к искажениям смысла (с.151).  В завершение обсуждения выдвинутых положений отметим, что они вполне соответствуют заявленной специальности «теория языка».

Таким образом, поставленная автором диссертации цель — выявление универсальных и идиоэтнических особенностей репрезентации концептов «любовь» и «работа» в языковой картине мира разноструктурных языков — достигнута, чему способствовало последовательное решение  задач. Соответствующие поставленной цели и намеченным задачам результаты имеют теоретическую  значимость, заключающуюся в том, что исследование представляет собой  опыт продуктивного использования «концепта» как инструмента описания семантики языковых единиц разных уровней, и при этом О.И.Хафизовой уточнен состав дифференциальных признаков концептов любовь работа и расширено представление об их языковой  объективации[1]Практическая значимость исследования определяется возможностью использования выявленных сходств и различий в  признаках концептов любовь» и «работа» в языковой картине мира носителей китайского и русского языков в практике вузовского преподавания курсов и подготовке учебных пособий по русскому и китайскому языкам, в том числе и как иностранным, Общему языкознанию, Лингвокультурологии, при составлении двуязычных словарей. Работа написана в целом хорошим языком, динамично построено изложение материала. Табличное и диаграммное представление способствует восприятию содержания исследования.

[1] Работа с материалом потребовала привлечения понятия «уровень понимания фразеологизма», и  автору в пору было бы выстроить «типологию непонимания фразеологизмов» подобно типологии непонимания текстов Ю.И Левина (О типологии непонимания текста // Избранные труды: Поэтика. Семиотика. М.,1998).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector