Вопрос о значимости и влиянии на судьбу России и всего мира событий Октября 1917 года

Вопрос о значимости и влиянии на судьбу России и всего мира событий Октября 1917 г. был и остается сегодня предметом острых споров и дискуссий. Наиболее распространенные мнения и оценки историков следующие:

  1. В октябре 1917 г. произошла межформационная социалистическая революция, открывшая дорогу к социализму для всего мира. Такой подход опирается на то, что события октября 1917 г. также, как предыдущие и последующие, рассматриваются через призму деятельности партии большевиков во главе с В.И.Лениным, которая пришла к власти путем вооруженного восстания с уже готовой программой перехода к социализму и пыталась ее реализовать всеми доступными средствами, включая военные. Однако, вряд ли можно совместить гуманистический идеал в форме социализма с марксистским, рабочим социализмом, а тем более, с тем обществом, в котором наша страна находилась семьдесят пять лет. Большое сомнение вызывает и сама идея социализма как реального общества. Скорее это идеал, рожденный противоречиями и конфликтами человеческого общества.
  2. В октябре 1917 г. произошла рабоче-крестьянская, демократическая революция. Не будучи социалистической по своему характеру, она тем не менее открыла путь для перехода в будущем к социализму в России. В задачи революции входило сформировать предпосылки для этого перехода. Большевики это поняли не сразу, стали форсировать переход к социализму и «наломали дров». Эта позиция напоминает первую, хотя ранг революции снижен до народной, а социализм все же признается конечной целью развития общества.
  3. Распространено мнение, особенно в публицистике, что большевики совершили военный переворот, опираясь на революционную часть армии и флота. Но эта точка зрения не объясняет того почему же большевики продержались у власти 75 лет. Только на штыках? Значит были и другие факторы, обусловившие ход событий.
  4. В зарубежной исторической литературе распространена точка зрения на Октябрьскую революцию, как на заговор, с целью захвата власти кучкой большевиков, которые навязали стране трагический путь развития. Действительно, Россия не была еще готова к социализму в 1917 г. Элементы заговора имелись, но в условиях нестабильности заговор был обречен на поражение, так как заговорщики, не имея прочной массовой базы, не смогли бы обеспечить переход к стабильности. Большевики же сумели стабилизировать ситуацию. Следовательно, отражая определенные реалии 1917 г., эта точка зрения не объясняет в целом крутого поворота в судьбе страны.
  5. Некоторые исследователи считают, что это была не революция, а бунт люмпенов, который носил разрушительный характер и отбросил страну далеко назад. Однако, вряд ли стоит приписывать решающую роль люмпенам в 170-миллионной стране, которая является великой державой.

Ни одна из этих точек зрения не вызывает доверия, так как все они малоубедительны и пристрастны. События 1917 г., как и все наше прошлое, необходимо воспринимать в трудной и трагической целостности.

Действительно, последствия октябрьских событий 1917 г. привели к глубинным, революционным преобразованиям в России, к новому социально-политическому и экономическому устройству огромной державы. Тем не менее, рассматривать Октябрь как поворотный момент в истории России и вести от него отсчет нового времени не совсем справедливо, поскольку ему предшествовали драматические события на протяжении всего 1917 года.

Традиционный подход в советской историографии сводился к следующей схеме чередования событий 1917 г.: февральская буржуазно-демократическая революция, свержение самодержавия (февральмарт 1917 г.); установление двоевластия – Временное правительство и Советы (март-июль 1917 г.); диктатура Временного правительства с неудачной попыткой установления военной диктатуры (июльсентябрь 1917 г.); подготовка и свершение Великой Октябрьской социалистической революции. Расчленяя события на отдельные этапы, советские идеологи и историки искусственно привязывали революционные события в России к учению Маркса и Ленина о классовой борьбе, диктатуре пролетариата, перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. Таким образом, обосновывался вывод о неизбежности и закономерности Октября, единственно возможной альтернативы экономической и политической катастрофе.

Проблема заключается не в терминологическом споре о том, что же произошло в октябре 1917 г. – переворот или Великая социалистическая революция, а в объективной оценке предшествующих этому событий и последствий прихода к власти большевиков. Именно поэтому революционные события февраля – октября 1917 г. и следует рассматривать как единый революционный процесс, направленный на поиск выхода России из кризисного состояния. Взрывоопасность ситуации в России возникла не в один день. Первая мировая война породила кризис, который самодержавие к началу 1917 г. было уже не в состоянии разрешить. Отвергая путь реформ, требования прогрессивной общественности, Николай II безнадежно упустил шанс предотвратить социальный взрыв. Либеральная оппозиция, опасаясь, что ее захлестнет «улица», занимала выжидательную позицию. Революционные же движения были слишком разобщены, чтобы планировать события и контролировать их ход. Февральский кризис разразился стихийно, а его размах и быстрота победы восставших стали неожиданными как для политических группировок, так и для самих участников.

Исходным толчком февральских событий 1917 г. явился хлебный кризис в Петрограде. В середине февраля власти столицы вынуждены были ввести карточную систему, что повлекло за собой очереди и беспорядки перед пустыми прилавками. Положение усугубилось еще и тем, что из-за плохого снабжения сырьем и перебоев в работе транспорта тысячи рабочих заводов Петрограда в эти дни оказались выброшенными на улицу. «Бездарные министры» подвергались уничтожающей критике как депутатами Государственной думы, так и широкими народными массами. 23 февраля (8 марта) – в Международный женский день начались демонстрации протеста. В их организации принимали участие как депутаты Думы (меньшевик Чхеидзе, трудовик Керенский), так и представители нелегальных леворадикальных партий, включая большевиков.

Атмосфера в столице накалялась с каждым днем, улица политизировалась, становилась агрессивной. Размах революционного движения и пассивность властей неизбежно вели к столкновениям народных масс с полицией, стремящейся не пропускать демонстрантов в центр города. Запоздалые репрессивные мероприятия охранки лишь накалили обстановку, пролилась первая кровь – 26 февраля колонны демонстрантов были расстреляны войсками. Однако восстановить порядок уже не представлялось возможным. Исход событий решили солдаты Павловского, Волынского, Преображенского полков, взбунтовавшихся против своих офицеров, которым они не могли простить приказов о расстреле демонстрантов. Утром 27 февраля началось братание демонстрантов с солдатами. Восставшие захватили Арсенал (40 тыс.винтовок) и раздали их участникам событий. Вооруженные отряды легко взяли под контроль ряд общественных зданий столицы и направились к Таврическому дворцу, где проходило заседание Государственной думы. Несмотря на отсутствие единого мнения у депутатов в отношении приближавшейся толпы, Керенский вышел навстречу восставшим и приветствовал их. Союз восставшего народа и парламента фактически обеспечил победу над самодержавием, однако до решения вопроса о власти он не мог быть прочным. Органы новой власти формировались в срочном порядке. Группа рабочих-меньшевиков из Военно-промышленного комитета (К.Гвоздев, М.Бройдо, Б.Богданов) и два депутата-меньшевика (Н.Чхеидзе и М.Скобелев) в одном из залов Таврического дворца создавали Совет рабочих депутатов. Под именем временного исполнительного комитета Совета группа активистов, в которой преобладали меньшевики, провозгласила себя штабом революции. Главные задачи штаба – координация действий защитников революции и организация снабжения продовольствием восставших и солдат. Эта инициатива в последующие дни получила дальнейшее развитие, и к середине марта лидеры основных политических партий, перераспределив между собой посты в Совете и исполкоме, фактически отстранили от руководства общее собрание Совета, забрав управление Советом в свои руки. Совет стал основным представительным органом рабочего класса и солдат столицы.
Параллельно с созданием Совета Государственная дума, не желавшая оставаться в стороне, создала комитет по восстановлению порядка и связям с учреждениями и общественными деятелями под председательством Родзянко.

Преобладающее влияние в комитете имели кадеты. Началось формирование правительства. В полночь 27 февраля Дума объявила о том, что власть перешла в ее руки. Военным комендантом Петрограда был назначен полковник Энгельгард. Незамедлительно последовал протест Совета. Две власти, порожденные революцией, вступили в конфликт. Однако во имя единства действий по борьбе с царизмом Совет вынужден был уступить, так как боялся брать всю полноту власти в свои руки, опасаясь ответных действий со стороны армии и царя. Главной своей задачей Совет объявил недопущение реставрации самодержавия в стране.

Руководители Совета (за исключением Керенского) считали, что революция сначала должна пройти буржуазную фазу, а деятельность министров-социалистов не принесет результатов и только дискредитирует революционное движение. Поэтому руководство Совета отказалось от участия в правительстве. Исполком Совета признал законность правительства, сформированного Думой, и призвал поддерживать его в той мере, в какой оно будет проводить одобренную Советом программу. За это условие высказались все социалистические течения, кроме анархистов и большевиков, выдвинувших лозунг «Вся власть Советам!»

В России установилось двоевластие. С одной стороны – правительство, в лагерь которого вошли сословные учреждения (земства, городские думы), буржуазные партии, с другой – Советы, объединяющие силы «демократии» (социалистические партии, анархисты, профсоюзы, низовые организации советов на местах). Обе власти побаивались друг друга, шли на взаимные уступки. Поскольку солдаты были основной военной силой, в Петрограде началась борьба за влияние на воинские части. В результате появился приказ Совета N 1. Солдатам вне службы предоставлялись равные со всеми гражданские и политические права, в уставе аннулировалось все, что можно было счесть злоупотреблением властей. В частях разрешалось выбирать комитеты представителей солдат. Части столичного гарнизона политически были подчинены Совету. Согласно этому приказу решения Думы подлежали исполнению только в том случае, если они не противоречили решениям Совета.

В ночь с 1 на 2 марта состоялась встреча руководителей Совета и думского Комитета. Стороны договорились, что никакое решение, касающееся характера будущего режима, не должно приниматься до созыва Учредительного собрания. Провозглашались амнистия, политические свободы. Удалось договориться и о персональном составе правительства: князь Г.Львов – председатель Совета министров и министр внутренних дел, А.Гучков – военный министр, М.Терещенко – министр финансов, Н.Шингарев – министр сельского хозяйства, А.Коновалов – министр торговли, Н.Некрасов – министр путей сообщения.

Министром юстиции, несмотря на отрицательное мнение своих коллег из исполкома, стал А.Керенский. Он не верил в будущее Совета, считая, что со временем этот орган развалится сам по себе. Договаривающиеся стороны добились своего: думский Комитет – признания революцией законности своей власти, Совет сделал правительство своим заложником, объявив ему поддержку до той поры, пока правительство не отклонится от линии, отвечающей интересам Совета.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector