Съезд Советов категорически отверг претензии Ленина и его сторонников на власть

Съезд Советов категорически отверг претензии Ленина и его сторонников на власть. Но ход событий уже диктовала улица, и в первую очередь солдаты Петроградского гарнизона и рабочие столицы. Пропагандистские усилия большевиков через заводские, районные и солдатские комитеты не пропали даром. Солдаты и рабочие смотрели на Ленина и большевиков с надеждой и требовали от них большей активности. Новый виток революционных событий опять начался стихийно. Солдаты столичного гарнизона обратились в ЦК большевиков с требованием предпринять реальные шаги для предотвращения отправки их на фронт.

Действительно, Керенский готовил такой приказ, надеясь восстановить в Петрограде относительное спокойствие: наличие большого количества войск в столице могло привести к непредвиденным обстоятельствам. Возникла идея мирной демонстрации против политики военного министра, которая, однако, таила в себе опасность. Во-первых, большевики не уверены были в том, что смогут сдержать нежелавших воевать солдат в рамках мирного, умеренного протеста. Во-вторых, неизвестна была реакция рабочих, для которых тысячи серых шинелей означали лишние голодные рты и угрозу миру и спокойствию. Кроме того, рабочие видели в солдатах конкурентов в вопросе о влиянии на ход событий. Мирная демонстрация военных людей пугала не только правительство, но и большевиков.

Ленин запаниковал и начал метаться в поисках выхода из создавшейся ситуации. Его останавливало сомнение в реальном влиянии большевиков и опасение контрмер правительства. Более того, Зиновьев и Каменев высказались категорически против мирной демонстрации, считая, что это спровоцирует новый виток напряженности. Совет также был в нерешительности и растерянности, опасаясь «провокации» большевиков, их возможной попытки захватить власть. Руководящие органы съезда Советов единодушно осудили устремления большевиков, назвав готовящуюся демонстрацию заговором.

Церетели потребовал роспуска рабочей милиции, где влияние большевиков было достаточно сильным. Опасаясь провала и считая, что время решительной схватки за власть еще не наступило, Ленин отменил готовившуюся на 10 июня мирную демонстрацию. Совет, дабы показать «решимость и единство революционных сил», призвал провести мирную демонстрацию 18 июня под лозунгом: «От Учредительного собрания к демократической республике». Состоявшаяся демонстрация по своим лозунгам была более радикальной. Демонстранты требовали установления рабочего контроля на предприятиях, немедленного мира, передачи власти Советам. Ход событий диктовали уже не партии и их лидеры, а уличная стихия. Это убедило большевиков действовать более решительно и при возможности брать власть в свои руки – социальная опора их радикальным лозунгам была налицо.
Повод к новым активным действиям не заставил себя долго ждать.

Наступление немцев на фронте 2 июля грозило переброской частей столичного гарнизона на фронт. Разагитированные и быстро политизировавшиеся солдатские массы стали перед выбором – гибель в окопах за чуждые им интересы или «смерть на баррикадах за их кровное дело». Зная настроение солдат, большевики начали готовить захват власти. Уход министров-кадетов в отставку ввиду неуправляемости ситуации еще больше накалил обстановку.

Рабочие поддерживали солдат в их устремлениях и требовали от большевиков возглавить восстание. Однако в ЦК большевистской партии не было единства по этому вопросу. Ленин самоустранился от руководства и, опасаясь последствий провала неподготовленного восстания, покинул Петроград. События развивались стихийно. Во второй половине дня 3 июля колонны демонстрантов, удерживаемые от преждевременных выступлений военной организацией большевиков, подошли к Таврическому дворцу.

Взвинченная призывами Троцкого и Зиновьева толпа требовала объявления о взятии всей полноты власти Советом. Начались потасовки среди демонстрантов, стычки между отдельными воинскими формированиями. 4 июля демонстрация возобновилась с новой силой. Наличие на улицах большого числа вооруженных людей, подогретых речами ораторов различных ориентаций, могло привести к взрыву с ужасающими последствиями. Пассивность Ленина, разногласия среди лидеров большевиков, растерянность рядовых членов партии привели к утрате контроля над ситуацией.

Почему же Ленин вел себя столь нерешительно? С одной стороны, он, вероятно, считал до последнего момента, что возможен мирный исход событий, т.е. переход всей полноты власти в руки Советов. Эту идею он теоретически обосновал еще в «Апрельских тезисах». Однако в Совете все еще преобладали эсеры и меньшевики, и в случае мирного перехода власти к Советам роль большевиков и Ленина в том числе не была бы решающей. Только вся полнота власти устраивала лидера большевиков. С другой стороны, Ленин считал, что решающая схватка за власть преждевременна, так как Временное правительство еще

обладало реальной силой и могло задушить уличные выступления и повернуть революционные события вспять.

Нерешительностью Ленина и отсутствием единства в лагере большевиков умело воспользовалось правительство. Видя главную опасность в леворадикальных устремлениях большевиков, оно решило нейтрализовать Ленина. Министр юстиции Переверзев от имени правительства объявил Ленина агентом германского командования, командированного за деньги в Россию для организации революционных выступлений и вывода страны из войны. Информация о том, что Ленин «немецкий шпион, прибывший в запломбированном вагоне», сыграла роль взорвавшейся бомбы. Войсковые формирования поверили информации правительства, которое на время перехватило инициативу.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector